Арт-гуманитарные практики

Материал из symphoelectronic
(перенаправлено с «Art-Humanitarian Practice»)
Перейти к: навигация, поиск
Эмблема Арт-Гуманитарного Центра
«Дальнейшее развитие человечества зависит
не от уровня его технических достижений,
а от прочности его этических устоев»

Альберт Эйнштейн

Арт-гуманитарные практики (АГП, англ. Art-humanitarian practice) — гуманистически ориентированная культурно-просветительская и духовно развивающая междисциплинарная творческая деятельность, в психотехнической методологии которой, помимо сугубо искусствоведческих, используются междисциплинарные наработки из области информационной эстетики и этической семиотики.

Идеологическую, эстетическую и научную концепцию Арт-гуманитарных практик разрабатывает и применяет на практике российский композитор, музыкальный теоретик, философ и педагог Арам Энфи в рамках функционирования руководимого им Арт-Гуманитарного Центра (Art-Humanitarian Center «Arthuman», Moscow) и созданной им Школы духовного развития личности.[1][2][3][4][5]

«Арт-гуманитарной» является такая гуманистически ориентированная междисциплинарная исследовательская и творческо-образовательная деятельность, которая проводится «на стыке» различных видов искусства, естествознания, медицины, философии, психологии, социологии, теологии, эзотерики…, осуществляется, по преимуществу, с использованием высоких технологий, и оказывает при этом выражено благотворное воздействие на людей в плане надлежащей корректировки их этико-духовного развития… «Арт-гуманитарной» подобная деятельность называется именно потому, что она (уже по определению) имеет самое прямое отношение к искусству, как интуитивно-провидческой форме познания Бытия и мистического постижения Сущего, и в первую очередь — к музыке, как универсальному трансформационному инструменту[6], способному самым прямым, непосредственным и тонким образом эффективно воздействовать на духовное тело человека…[7] Основная и наиболее приоритетная задача арт-гуманитарных практик— помочь человеку осознать своё Высшее «Я» и достичь понимания глубинного смысла своего существования в целостном единстве всего во Вселенной".[8]

— От Инициативной Группы по Созданию Международного Арт-Гуманитарного Центра

Психотехническая методология арт-гуманитарных практик органичным образом выстраивается на научно-духовном концепте Психологии сублимации[5], базисной основой для разработки которой, в свою очередь, послужила Теория Сущностного Кодирования.

Обложка монографии «Арт-гуманитарные практики»
Цели и задачи Арт-Гуманитарного Центра
Цели и задачи Лаборатории АГЦ
Экспертное заключение А. И. Белкина
Арам Энфи, разработчик арт-гуманитарных практик
Монография «Теория Сущностного Кодирования»
Монография «Психология сублимации»
«Этика & Эстетика: информационный концепт»
Обложка монографии «Симфо-электронная музыка»
Обложка монографии «Темброведение»
Монография «Музыкознание в цифровую эпоху»

Общие положения[править]

«Эпиграфическими», то есть достаточно ясно и адекватно выражающими общие мировоззренческие установки и основные идеологические ориентиры всей многогранной деятельности Арт-Гуманитарного центра (АГЦ), могли бы стать следующие высказывания всемирно известных и признанных духовных учителей 20-го века:

Европа не сможет выбраться из состояния тотального разрушения культуры, в которое она попала, если люди не решатся принять духовную науку. Сегодня человеческие души ещё могут быть пробуждены, но без принятия духовной науки они уже будут умирать.

Рудольф Штайнер, «История человечества и
мировоззрения культурных народов»

Современная цивилизация вырвала человека из нормальных условий жизни. Вместо сбалансированного подъёма к высшей степени развития, она смогла продвинуть лишь отдельные стороны его существа в ущерб другим. Вследствие такой дисгармонии, некоторые присущие человеку способности полностью атрофировались, лишив его тем самым нормальных привилегий своего вида».

Георгий Иванович Гурджиев, «Вестник грядущего добра»

Распад и ослабление исцеляющих институтов Церкви продолжается угрожающими темпами, и утрата любого священного авторитета постепенно ведёт к религиозно-философской, равно как и социо-политической анархии… При этом руководящий принцип Духа заменяется не „Lumen natura“, как называл этот управляющий природный принцип Парацельс, а всеобщим введением индивидуума в различные политические общности».

Карл Густав Юнг, «Очерки о современных событиях»

Три великих дара посланы человечеству: познание единого духа вносит в бытие единство любви и религии, познание чуда искусства открывает врата в царство красоты, познание космической энергии приносит идею о единой, всем доступной мощи. И во имя озарения новой эры мы должны молитвенно и действенно принять эти три благословенных дара».

Николай Константинович Рерих, «Пути благословения: новая эра»

Трудилась сила, обновлённая в искусстве, над грубым мировым сырьём, против масс инертности мира и серого фронта незнания, и тьмы материи, и провала жизни…

Шри Ауробиндо Гхош, «Савитри»: Книга начал, песнь третья


Ну а «лозунгом» АГЦ «Arthuman» мог бы стать следующий тезис:

Посредством конвергенции и синтеза общечеловеческой духовной традиции, высокого искусства, передовой науки и современных технологий — к новой общечеловеческой духовности и эволюционной этике III — го тысячелетия!

Насущная необходимость разработки и внедрения Арт-гуманитарных практик вызвана следующими причинами:

Человечество оказалось на распутье: с одной стороны, объем его научных знаний достиг уже той критической массы, которая вполне может вызвать настоящую мировоззренческую революцию; с другой же стороны, для того, чтобы новые знания эти служили эволюционному прогрессу, а не регрессу, сегодня их необходимо кардинальным образом трансформировать, смело вводя в оборот научного дискурса такие «метафизические категории», как «совесть», «честь», «достоинство», «сострадание», «нравственность», «духовная культура», «одухотворяющая эстетика», «связь с Высшими мирами»…

Скорейшее принятие человечеством адекватной сегодняшним реалиям Новой мировоззренческой парадигмы (НМП) должно произвести в сознании людей квантовый скачок, который один лишь только способен резко улучшить духовное и этическое состояние всей нашей цивилизации, структурируя в ней новые уровни созидательного порядка и целостности; в противном же случае, фактический приход новой эры, беспощадно обнажив всю глубину духовного, этического и общекультурного кризиса современного общества, неминуемо окажется для нашей Цивилизации началом конца — ее тотального духовно-нравственного банкротства и последующего инволюционного Коллапса.
Характерной чертой новой эпохи является именно то, что любые односторонние (теологические, эзотерические, философские, социологические, психологические, культурологические, искусствоведческие, естественнонаучные, экономические, технологические…) подходы, в аспекте определения вменяемо-адекватного (духовно ориентированного) вектора развития современного общества, сегодня уже оказываются контр-продуктивными, что неизбежно заводит человечество в глухой цивилизационный тупик и, соответственно — в топкое болото этической деградации, выбраться из которого современные люди смогут лишь только путем кардинального расширения своего мировоззренческого кругозора до масштабов, позволяющих им актуализировано осознавать свое истинное место и предназначение в общекосмическом эволюционном процессе.

А значит, по-настоящему реалистичной мы можем признать сегодня лишь такую метауниверсальную (глобально концептированную) мировоззренческую парадигму, точное научное свидетельство в которой гармонично сочетается с трансцендентальным аргументом веры, а личный опыт мистического переживания и творческого озарения укоренён в глубинах срединной духовной традиции и общемирового культурного наследия. Иными словами, НМП III Тысячелетия призвана органично синтезировать и конвергировать в своем лоне религию и естествознание, философию и мифологию, искусство и мистику: теология, эзотерика, наука, искусство и культура должны уже теперь, в контексте НМП, тесным образом взаимодействовать и «дружно шагать рука об руку».[9]

Специфика арт-гуманитарной деятельности[править]

Той базисной научно-духовной доктриной, на реализации фундаментальных (в том числе важнейших медико-психологических) положений и принципов которой строится психотехническая методология арт-гуманитарных практик, является Теория Сущностного Кодирования, имеющая свои корреляты в таких научных областях как информационная эстетика и этическая семиотика, которые, в свою очередь, ассимилируют знания, аккумулированные в основных мировых духовно-религиозных традициях.[10]

Высший тип этики в контексте ТСК - эволюционная этика - наследует христианскую этику благодати, преображения и спасения, то есть этику творческого вознесения (сублимации) к «Образу и Подобию Божию». Ну а поскольку той главной силой, которая этот Образ способна надлежащим образом репрезентовать, является художественное воображение, то положения ТСК приобретают огромную значимость для построения музыковедческого базиса арт-гуманитарных практик.

В качестве же ключевого, и при этом эксклюзивного трансформационного инструмента арт-гуманитарных практик используется концептуальная симфо-электронная музыка.

Существует очень много различных аспектов арт-гуманитарной деятельности: этический, теологический, эзотерический, традиционалистский, философский, психологический, культурологический, искусствоведческий, эниологический, валеологический, технологический, естественнонаучный…

В частности, для понимания огромной значимости естественнонаучного аспекта арт-гуманитарного творчества, следует особо подчеркнуть тот крайне важный факт, что, поскольку о существовании тонкоматериального мира в наше просвещённое время уже открыто свидетельствует Её Величество Наука, то подобное (уникальное во всей истории человечества!) легально-легитимное «онаучнивание духовной сферы» (разумеется, в самом позитивном, а не вульгарно-профаническом смысле) должно адекватным образом коррелироваться со всеми теми методиками и практиками, с помощью которых надлежащее «кормление» современных людей новой духовностью осуществляться сегодня надлежащим образом лишь только и может. Ну а (как это видно уже из самого её названия) центральное место в арт-гуманитарной деятельности занимает Искусство в той его приоритетной ипостаси, в которой оно, по определению П. А. Флоренского, «есть особая форма переорганизации телесной реальности с целью придания ей статуса духовного бытия»…

Связана же эта основополагающая методологическая установка арт-гуманитарной деятельности с тем важным обстоятельством, что законы истинного художественного творчества по самой своей природе являются одновременно и законами духовного созидания, ибо, создавая произведение Искусства, художник выполняет внутреннюю работу возрождения, идентичную духовной работе, а в своих усилиях к самосовершенствованию духовный человек выполняет работу созидания, идентичную работе художника…

Из всего сказанного становится понятным, что главными «продуктами» арт-гуманитарной деятельности являются произведения Искусства, и что при этом само понятие «Искусство», в контексте арт-гуманитарной деятельности, трактуется очень широко: к Искусству здесь, помимо всех известных форм художественного творчества, причисляются также соответствующим образом «заточенные» и преподанные философские доктрины, различные духовноориентированные психологические практики, да и вообще всё то, что подпадает под ёмкое определение «Ars Magnum» (Искусство духовного делания)…

В плане адекватного формирования зарождающейся на наших глазах мировоззренческой парадигмы новой эпохи, арт-гуманитарная деятельность представляется сегодня наиболее актуальной и перспективной.

Обусловлена же это тем обстоятельством, что привычные для человеческого социума сферы проявления духовности — религия, философия, психология, эзотерика, искусство, культура, этика… — во-первых, лишены сегодня единого идеологического стержня, во-вторых, друг с другом конструктивно не взаимодействуют, и в-третьих, выявляют по отдельности при решении актуальных проблем духовного развития современного человека эффективность абсолютно недостаточную.

И подобная ущербность преодолевается сегодня в деятельности АГЦ, которая базируется на следующих «трёх китах»:

  • Всестороннем глубоком изучении и многоуровневом обобщении логики развития общечеловеческой (или «Срединной») духовной традиции в её соотнесённости и взаимодействии с отдельными духовно-религиозными системами, этико-философскими и психологическими школами, традиционными культурами, различными направлениями искусства и т. д.
  • Всеобъемлющем синтезе всех возможных «гуманитарных инструментов» благотворного воздействия на духовное развитие человека.
  • Использовании для подобного воздействия наиболее прогрессивных высоких технологий как сугубо материального, так и духовного порядка.

Таким образом, АГЦ призван стать центром по разработке гуманистически ориентированных «духовных технологий». Учитывая же тот непреложный факт, что наступившая новая эпоха, беспощадно обнажив всю глубину духовного и культурного кризиса современной цивилизации, настоятельно призывает человечество навести у себя дома подобающий мировоззренческий порядок, мы вправе говорить об АГЦ и как об учреждении, призванном выполнять важнейшие «санационные» функции, связанные с привитием обществу ментальной гигиены и поддержанием в его среде благоприятной духовной экологии…

Ну и, конечно же, являясь по самой своей сути Проектом, ориентированным на деятельность сугубо творческую, АГЦ призван способствовать созданию, популяризации и реализации в социуме качественных «арт-гуманитарных продуктов», представляющих собой различные, но всегда предельно тонкие и точные, «трансформационные инструменты», способные с максимальной пользой и эффективностью воздействовать на гуманистически ориентированное духовное развитие людей новой эпохи…

При этом, здесь необходимо учитывать то чрезвычайно важное обстоятельство, что надлежащую эффективность и экзистенциальную актуализированность арт-гуманитарным практикам придаёт именно фактор использования в их структуре наиболее прогрессивных произведений искусства, созданных современными авторами.[11] Дело в том, что, органичным образом «сгенерированные» насущными проблемами данной конкретной социокультурной среды со всем её экстримом, арт-гуманитарные практики оказываются «заточенными» под непосредственное решение тех крайне сложных и тонких духовно-психологических задач, которые возникают именно в современных социокультурных реалиях.[12]

АГП и симфо-электронная музыка[править]

В разрабатываемых и проводимых им глубинно-сущностных арт-гуманитарных практиках, в том числе — психотерапевтической направленности[13][12], Арам Энфи успешно применяет авторские образцы своей симфо-электронной музыки.[14][15]

Особая ценность СЭМ для проведения АГП связана с тем, что от начала и до конца студийный характер создания СЭМ-произведений даёт возможность их автору, работая без каких-либо посредников-интерпретаторов, выполнять одновременно роль композитора, мультиисполнителя, дирижера и звукорежиссёра своей музыки, что обеспечивает ему полную свободу интуитивного творчества и способствует достижению небывалого доселе в музыкальной культуре уровня идейной искренности, духовной интимности и психологической глубины.

В этой связи, именно СЭМ, особенно в сочетании с инновационными световыми и мультимедийными технологиями, способствующими визуальной концентрации и преображению звукового образа, приобретает в наши дни статус арт-гуманитарного творчества, призванного с максимальной полнотой и адекватностью проявлять Духовное Измерение Бытия, а значит и приоритетно выполнять функции наиболее тонкого и точного трансформационного инструмента глубинно-психологического воздействия.[16]

При разработке ассоциированных с АГП искусствоведческих, культурологических и психолого-философских концепций, А. Энфи ввёл в практику научного дискурса адекватные современным музыковедческим реалиям определения «симфоническая музыка», «квазисимфоническая музыка», «класс орга́нов», «симфо-электронный орга́н», «тамброведение», «сонорный анализ»[17][18][19][20][21], «сакральная акустика»[22][23], «кодировочно-цифровая партитура», «кодировочно-цифровая эстетика», а также целый ряд новых психолого-философских понятий: «этические уровни», «эволюционная этика», «дремлющие эволюционные программы»[24], «экзопсихологический контроль», «геномно-гормональная рецепция», «витальная информационная система», «сущностной код», «код духовного чина», «сущностная психонейроэндокринология», «сущностной нейроэндокринный статус», «сущностной R-Е нейропроцессинг», «матрицы сущностных стандартов», «детектор сущностных ошибок» и др.[25][26][27][28][29][30][31][32][33][34][24]

При таком системно-синергетическом подходе глубинные основы музыкознания раскрываются в свете информационной эстетики и этической семиотики, а духовный концепт ТСК выступает здесь в качестве системного аттрактора Теории музыки.

Применение в АГП музыкально-цифровых технологий[править]

Для выяснения той истинной роли и глубинно онтологической миссии, которая в контексте современной культуры отводится музыкально-цифровым технологиям, ключевым является вопрос: «А имеют ли музыкально-цифровые технологии какую-либо ценность для культуры в аспекте сугубо духовном, и если имеют — то какую именно?»

Вопрос отнюдь не праздный, поскольку однозначно отрицательный ответ на него среди многих других дают в том числе и знаковые фигуры российской музыкальной науки, особо ратующие за освобождение музыкальной культуры от проявлений бездуховности.[35]

Ну а в качестве иллюстративного подтверждения сказанного можно привести обличительную статью профессора Московской консерватории, доктора искусствоведения В. В. Медушевского «Как не стать рабами информационных технологий».[36]

В этой своей статье профессор Медушевский, который известен своим особо трепетным отношением к духовным аспектам музыки и тем, что его музыковедческие лекции напоминают религиозные проповеди[37], пишет: «что есть информация с духовной точки зрения? Она есть вид речи, принципиально отказавшейся от освящения славою красоты Божией…[38] Она составляется, по апостолу, из смертоносных букв и не несет в себе духа жизни… Она не норма, а вывих души…. Мы тотчас начинаем ясно видеть все неправды, в том числе в музыкально-информационных технологиях….»

Единственное, с чем В. В. Медушевский связывает эти музыкально-информационные технологии — с гебефренической шизофренией и синдромом психического автоматизма Кандинского-Клерамбо…[36]

Что это: беспощадный, но справедливый приговор светоносного пророка или зашоренная слепота ортодоксального догматика, в упор не замечающего того, что устройство и функционирование всего во Вселенной, включая организм человека со всей его психосферой[39], основано именно на этих самых информационных технологиях, и поэтому не способного увидеть в технологических достижениях человечества ничего, кроме «происков дьявола»?[40]

Ответ на этот вопрос нам может дать древняя наука под названием философия музыки.

Как об этом говорилось в статье Теория Сущностного Кодирования, c древнейших времён и по сей день в качестве основного идеологического базиса для теории музыки, философии музыки, социологии музыки, музыкальной психологии, музыкальной эстетики и смежных дисциплин служили и продолжают служить следующие фундаментальные установки:

  • Музыка отображает на земле Божественную Гармонию Космоса.[41][42][43][44]
  • Музыка способна оказывать не только глубокое эмоциональное и эстетическое воздействие, изменяющее внутреннее психологическое состояние человека[45], но и формировать его мировоззрение, идеологию и этические установки.[46][47][48][49][50][51][52]
  • Музыка самым прямым и непосредственным образом связана с числом, числовой системой и сакральной математикой.[53][54][55][56]

Все выдающиеся философы музыки всегда интуитивно чувствовали, что в музыкальных звуках каким-то образом заложена, а выражаясь современным языком — закодирована некая сущностная информация, которая как раз и позволяет музыке оказывать на людей чрезвычайно сильное этическое воздействие.

Эта информация онтологична и содержит в себе все необходимые атрибуты экзобиологического управления и экзопсихологического контроля, осуществляемого с помощью высоких эволюционных (в том числе — тонких биоинформационных) технологий, которые в определённой степени могут стать предметом научного изучения:

Логически неизобразимое и идущее из Бездны Бытия-Небытия Качество делается в музыкальном произведении оформленным, получает различные логические определения и становится фактом, изучимым научно-психологически.

— Алексей Фёдорович Лосев, «Очерк о Музыке»

Но до самого последнего времени сложнейшие эволюционные механизмы упомянутых процессов (экзобиологического управления и экзопсихологического контроля) для сугубо научных исследований оставались недоступными, и поэтому могли являться лишь только предметом дискурса теологического или эзотерического.[57]

А уже серьёзное и адекватное научное объяснение глубинных механизмов протекания этих процессов[58] стало возможным лишь только в последние три десятилетия — с появлением Теории Сущностного Кодирования, которая, в свою очередь, во многом опирается на революционные открытия конца 20-го века в области теоретической физики (Теория физического вакуума), молекулярной биологии (Лингвистико-волновая генетика), психонейроэндокринологии (Гипотеза ситуационных гормональных кодов) и других естественнонаучных и гуманитарных дисциплин, достижения в области которых позволили проникнуть вглубь упомянутых процессов и нащупать их материальный (в данном случае физиологический) субстрат.

Все введённые в контексте разработанных им методик проведения АГП весьма ценные инструментальные понятия[59], позволяющие гносеологически вооружить методологический аппарат очень многих естественных и гуманитарных наук, А. Энфи использует сегодня также и в процессе инновационно-авторского преподавания таких дисциплин как как «Философия музыки», «Социология музыки», «Музыкальная психология», «Музыкальная эстетика» и т. д.

Такой всеобъемлюще-комплексный подход, где синергетически объединены «матема» и «поэма» творческого поиска и в полной мере реализован синтез самых различных атрибуций и компетенций (философских, социологических, психологических, культурологических, теологических, эзотерических, искусствоведческих, естественнонаучных, технологических…) глубинные основы музыкознания раскрываются в свете информационной эстетики, а духовный концепт ТСК, все прогностические установки которого подтверждаются результатами уникальных научных исследований в области этической семиотики, выступает уже здесь в качестве системного аттрактора всего комплекса дисциплин Теории музыки.

И вот, этот чрезвычайно важный и актуальный потенциал ТСК реализуется в настоящее время посредством Арт-гуманитарных практик, в контексте психотехнической методологии которых, при прочих равных условиях[60], наиболее эффективной оказываются сегодня музыка, созданная именно с помощью музыкально-цифровых технологий[61], что объясняется следующими причинами.

Точно также как аналоговая музыка может преобразовываться в цифровую (оцифровываться посредством двоичного кода, состоящего из цифр «0» и «1») с помощью Аналого-цифровых преобразователей (АЦП), информационная система организма человека обладает весьма «высокотехнологичным» биоинтерфейсом[62], способным преобразовывать поступающие в него через органы слуха звуковые (музыкальные) сигналы в соответствующую кодифицированную информацию.[63]

Какую бы музыку человек не слушал (изначально аналоговую или изначально цифровую, то есть электронную) она всё равно преобразуется в его организме в цифровую и именно в таком закодированном виде воздействует на определённые сущностные элементы его психики, участвуя при этом (согласно ТСК) в формировании сущностных гормональных кодов.

Поэтому вопрос здесь только в том, какая музыка, при прочих равных художественных достоинствах, для АГП предпочтительнее — изначально аналоговая или изначально цифровая? Ну а преимущества изначально цифровой музыки перед изначально аналоговой следующие:

1. Любая оцифрованная музыка — это система цифровых кодов, которая в компьютерной распечатке представляет собой некую «кодировочную партитуру» данного музыкального произведения.[64] Разумеется, речь здесь не идёт о некой способности прочитывать такую «кодировочную партитуру» музыкального произведения подобно обычной нотной, то есть визуально.[65] Но дело в том, что профессиональная работа с цифровым звуком в области академической электронной музыки, которая в наибольшей степени соответствует определению А. Ф. Лосева «Жизнь Числа во Времени», формирует у композитора интуитивное восприятие «кодировочной гармонии», имеющей прямое отношение к той эстетике, которую Эдуард Ганслик метафорически называл «эстетикой чувства числа»[66].

Ну а поскольку музыка электронная (компьютерная) создаётся с помощью цифровых технологий уже изначально[67], то «чувство числа» у серьёзных композиторов-электронщиков всегда бывает развито гораздо сильнее, нежели у музыкантов, работающих в области музыки традиционной[68], что при прочих равных условиях делает электронную музыку значительно более ценной именно в аспекте её сущностного воздействия.

2. Помимо характеристик сугубо технических[69] современная цифровая электронная музыка имеет перед музыкой акустической преимущества и по многим другим параметрам: тембральным, фактурным, интонационным, динамическим, экспрессивным, нюансировочным…

Всё это даёт возможность получать также и гораздо более тонкие и точные параметры цифрового кодирования, что, в свою очередь, прямым образом отражается на богатстве и качестве кодировочной партитуры цифровой музыки, а значит и на её эффективности в плане сущностного воздействия.

Кроме того, в спорах о тех или иных преимуществах или недостатках музыки цифровой по сравнению с музыкой аналоговой упускается из виду самое важное обстоятельство: цифровая музыка, в отличие от аналоговой, предполагает осмысленную работу по конструированию, упорядочиванию и структурированию различных звуковых параметров, прежде всего связанных с созданием художественно ценных тембров[70], максимально очищенных от малоценного и даже вредного в музыкальном отношении «информационного шума».

Следствием этого, в частности, является тот факт, что основанная на разнообразных методах звукосинтеза[71] «культура тембра», о которой писал академик Б. В. Асафьев[72] стала в лоне цифровой музыки действительной культурой[73], коей она до этого не являлась[74]. Ну а если учесть ещё, что тембр является для музыки её коренным субстратом, на основе которого только и могут создаваться и выстраиваться все остальные музыкальные атрибуции, преимущества цифровой музыки становятся очевидными.

Ну а те критерии и принципы, которые лежат в основе общепринятой классификационной (таксономической) системы музыкальных инструментов Хорнбостеля-Закса, в век экспансии «дистанционной» медиакультуры превращают эту систему в практическом отношении малоактуальную и даже бесполезную, поскольку упомянутые критерии и принципы никак не учитывают наиболее важное для слухового восприятия коренное (сущностное) качество звучания музыкальных инструментов — их тембр. И в этой связи сегодня уже появилась необходимость создания новой музыковедческой дисциплины под названием «темброведение».[75][76][77]

3. Каждая эпоха создаёт свой актуальный музыкальный инструментарий. И в этой связи выразительные средства и возможности цифровой музыки гораздо более адекватны реалиям современности, нежели выразительные средства музыки традиционной. Ценителям лучших образцов концептуальной электронной музыки, например, нет необходимости доказывать тот факт, что подобная музыка способна нести гораздо больший дивинационный потенциал «космического возвышения», нежели любая традиционная музыка, которая уже в силу своей материально-акустической природы так или иначе ассоциирована с чем-то земным и достаточно обыденным.[78]

Этот очень важный фактор весьма заметно актуализирует все заложенные в цифровой музыке духовные потенции, что, в свою очередь, значительно увеличивает её эффективность в качестве инструмента сущностного воздействия. Конечно, главное здесь – «ранг» композитора, который коррелирует (по ТСК) с его духовным чином, но нет никаких сомнений в том, что если бы электронно-цифровую музыку писали сегодня гении уровня Баха, Моцарта и Бетховена, то сущностное воздействие такой музыки было бы намного сильнее воздействия любой традиционной.

Таким образом, музыкально-цифровые технологии не только не выхолащивают из музыки духовность (как думают некоторые зашоренные профессора-музыковеды), но напротив — одухотворяют её; технологии эти не только не отдаляют нас от Бога (как полагают недалёкие и малокомпетентные люди), а наоборот — приближают нас к Нему. И всё это подтверждается результатами уникальных исследований в области информационной эстетики и этической семиотики, которые проливают свет на глубинные основы музыкознания…[24]

Разработки Арт-Гуманитарного Центра[править]

Метафора сущностного кодирования[79]

Разрабатываемые в Арт-Гуманитарном Центре и постоянно здесь совершенствуемые уникальные арт-гуманитарные практики (АГП) уже много лет успешно используются в духовно развивающих целях.
Работа в этом направлении проводится также и в сугубо сетевом формате, то есть в интернет-режиме удалённого взаимодействия с пользователями АГП, независимо от их физического местопребывания.
С каждым человеком работа в этом направлении проводится строго индивидуально, поэтому всем желающим воспользоваться АГП предлагается написать на моё имя электронное письмо, в котором необходимо максимально полно и подробно изложить информацию о себе, а также о тех своих проблемах этико-духовного и медико-психологического характера, которые Вы планируете решать с помощью АГП.
Той базисной научно-духовной доктриной, на реализации фундаментальных (в том числе важнейших медико-психологических) положений и принципов которой строится психотехническая методология арт-гуманитарных практик, является Теория Сущностного Кодирования, имеющая свои корреляты в таких научных областях как информационная эстетика и этическая семиотика, которые, в свою очередь, ассимилируют знания, аккумулированные в основных мировых духовно-религиозных традициях.
Ну а центральным идеологическим стержнем ТСК явился внешне аксиоматичный, но глубинно подтверждённый многовековым опытом человечества наиболее общий и фундаментальный постулат всех традиционных религий и серьёзных эзотерических учений, согласно которому Мирозданием и людьми управляет Высший Закон (Тора, Дхарма, Дао, Ахкам…), о котором написано в Библии:

В Законе Господа Воля Его…

— Псалтырь, 1:2

Вложу Закон Мой во внутренность их и на сердцах их напишу Его

— Книга Пророка Иеремии, 31:33

Вложу внутрь вас Дух Мой и сделаю то, что вы будете ходить в заповедях Моих и уставы Мои будете соблюдать и выполнять...

— Книга Пророка Иезекииля, 36:27


Универсальное действие этого Закона абсолютно объективно по отношению ко всем живым существам во Вселенной, включая каждого человека, совершенно независимо от его религиозных взглядов и прочих идеологических убеждений.

См. также[править]

Примечания[править]

  1. Проект «Arthuman» («Arthuman» Project) на сайте Арама Энфи
  2. Информация об Арт-Гуманитарном Центре на сайте Профессионального психологического сообщества
  3. Энфиаджян А.С. Арт-гуманитарный центр как легитиматор институтов меритокра-тии//Современные исследования социальных проблем – Красноярск: Научно-инновационный центр, 2014. №3(19), с. 5-17
  4. Арт-гуманитарные практики (монография), Публикация Арт-гуманитарного Центра — Москва, 1993 г.
  5. 5,0 5,1 Энфи А.С. Sublimation psychology: Essence Coding Theory and Sympho-electronic music as tools for deep psychotherapy in art-humanitarian practice // Психология и Психотехника. — 2014. - № 2. - С.167-172. DOI: 10.7256/2070-8955.2014.2.10893
  6. «Музыка выступает как уравнение мира в целом» (Новалис), «Музыка способна вобрать в себя любое содержание» (Гегель).
  7. «Логически неизобразимое и идущее из Бездны Бытия-Небытия Качество делается в музыкальном произведении оформленным, получает различные логические определения и становится фактом, изучимым научно-психологически». (А. Ф. Лосев, «Очерк о Музыке»).
  8. От Инициативной группы по созданию Международного Арт-Гуманитарного Центра
  9. Арам Энфи Теория сущностного кодирования как этический базис мировоззренческой парадигмы 3-го Тысячелетия // Сборник научных трудов Материалы Международной Конференции «Валеология и Эниология III-го Тысячелетия» © Ялта, 25-27 декабря 2007 г. ® Симферополь, 2007 г. На сайте автора
  10. Разработки Арт-Гуманитарного Центра (Development of Art-Humanitarian Center)
  11. Слушая, например, музыку Баха, можно достичь уровня духовного восприятия, соответствующего мировоззренческим реалиям эпохи высокого барокко, но для того, чтобы продвигаться в своём эволюционном развитии дальше, человек должен слушать музыкальные шедевры именно своей эпохи, поскольку отражать адекватным образом мировоззренческие реалии современности способны только они.
  12. 12,0 12,1 П. Гаряев, А. Энфи. Этика, Духовность… Онкология, Вич… (Новый взгляд на проблему онкологии и ВИЧ-инфекции в свете Лингвистико-Волновой Генетики и Теории Сущностного Кодирования на материале российских и других социо-культурных реалий) // Новые Медицинские Технологии/Новое Медицинское Оборудование / № 11 за 2010 год, стр. 51-72, «Медиздат», Москва
  13. Такие практики применяются для устранения тех психосоматических расстройств и патологий, которые возникают у людей на почве их "этико-духовной недостаточности.
  14. Энфи, А. Симфо-электронная музыка как инструмент глубинно-сущностной психотерапии в арт-гуманитарных практиках / Арам Энфи // Психологическая газета. — 11.07.2011. www.psy.su
  15. Энфи, А. Симфо-электронная музыка: социальные аспекты / Арам Энфи // Социосфера. — 2011. — № 2. — С. 18-24. ISSN 2078-7081
  16. В частности, «сакральная акустика» духового (трубного) органа очень естественным и органичным образом достигаются в СЭМ с помощью цифровой электроники, при том, что для полноценной и весьма качественной игры на «симфо-электронном орга́не» специальное храмовое помещение (служащее для духового органа единственным надлежащим резонатором) уже не требуется, поскольку все реверберационные и другие необходимые обработки (сонорные эффекты) заложены в электронной архитектуре звуков самого инструмента.
  17. Арам Энфи Интернет-технологии в музыкальном образовании, Материалы Всероссийского Фестиваля-конкурса обучающих проектов «Музыка и мультимедиа в образовании» (Санкт-Петербург, 29-30 марта 2013 г.)
  18. Энфи, А. О концепте преподавания учебной программы «Академическая электронная музыка» // «Проблемы музыкальной науки», 2013, № 1 (12), стр. 269—271
  19. А. Энфи, доклад «Музыкальная наука и педагогика в эпоху цифровых технологий» / Материалы Всероссийской Конференции «Музыкально-цифровые технологии в современной культуре: образование-творчество-медиа» - (Москва, 19.05.13 г.)
  20. Арам Энфи, Век электронной музыки / Звукорежиссёр // — 2003 — № 6. — С. 54-58
  21. Официально утверждённый курс преподавания дисциплины «Симфоэлектронная музыка» со стороны Министерства Образования и Науки Российской Федерации (Санкт-Петербург, 2011 год).
  22. В частности, выражение «сакральная акустика» применительно к звучанию органа Арам Энфи объясняет так: «Вследствие того, что высокие частоты в спектре органного звука из-за краевых эффектов несколько растянуты, а специфика переходных процессов в органных трубах такова, что верхние обертоны органных звуков вступают раньше, нежели их основной тон, органное звучание как бы устремлено вверх — к Небу, к Богу… Поскольку же большие переходные искажения органа требуют и большого времени реверберации, то лучшим помещением для игры на духовом органе является большой храм, собор.»
  23. В контексте своей философской концепции Арам Энфи использует также понятие «сакральная акустика физического вакуума».
  24. 24,0 24,1 24,2 Арам Энфи, «Музыкальная наука и педагогика в эпоху цифровых технологий», Доклад на Всероссийской конференции «Музыкально-цифровые технологии в современной культуре: образование-творчество-медиа», Москва, Экспоцентр, 19 мая 2013 г.
  25. Монография А. Энфи «Теория Сущностного Кодирования» была издана в Арт-гуманитарном центре (Москва, 1991 год).
  26. Арам Энфи Теория сущностного кодирования как этический базис мировоззренческой парадигмы 3-го Тысячелетия // Сборник научных трудов Материалы Международной Конференции «Валеология и Эниология III-го Тысячелетия» © Ялта, 25-27 декабря 2007 г. ® Симферополь, 2007 г. На сайте автора
  27. Энфи, А. Симфо-электронная музыка как инструмент глубинно-сущностной психотерапии в арт-гуманитарных практиках / Арам Энфи // Психологическая газета. — 11.07.2011. www.psy.su
  28. А. Энфи, Медицинские и естественнонаучные аспекты теории сущностного кодирования На сайте автора
  29. А. Энфи, Теория сущностного кодирования в свете основных психологических концепций (серия статей) На сайте автора
  30. А. Энфи, Теория сущностного кодирования в свете квантовой генетики На сайте автора
  31. П. Гаряев, А. Энфи. Этика, Духовность… Онкология, Вич… (Новый взгляд на проблему онкологии и ВИЧ-инфекции в свете Лингвистико-Волновой Генетики и Теории Сущностного Кодирования на материале российских и других социо-культурных реалий) // Новые Медицинские Технологии/Новое Медицинское Оборудование / № 11 за 2010 год, стр. 51-72, «Медиздат», Москва
  32. А. Энфи, Комментарии к статье профессора А. И. Белкина «Гормоны и бессознательное» в свете Теории Сущностного Кодирования На сайте автора
  33. А. Энфи, Комментарии к статье профессора В. С. Ротенберга «Психонейроиммунология — новый аспект старой проблемы» На сайте автора
  34. А.Энфи, Духовные функции головного мозга в аспекте Теории Сущностного Кодирования На сайте автора
  35. К сожалению, при обсуждении этой очень непростой и весьма обширной тематики слишком часто происходит её заведомо спекулятивное сужение и упрощение, сопровождающееся грубой подменой понятий и подтасовкой фактов. В качестве единственных, или, как минимум, «наиболее показательных» примеров использования цифровых технологий приводятся низкопробные образцы компьютерной музыки, пригодные лишь для примитивного «музыкального оформления» различных компьютерных «стрелялок» и «гонялок», которые, разумеется, абсолютно никакого отношения ни к искусству, ни к формированию этических и духовных идеалов не могут иметь уже по определению.
  36. 36,0 36,1 В. В. Медушевский «Как не стать рабами информационных технологий» на портале «Слово»
  37. В этих своих лекциях Медушевский сыплет библейскими цитатами, из которых, якобы, следует, что понятие «информационные технологии» тождественно понятию «инфернальные технологии». Арам Энфи говорит по этому поводу следующее: «я тоже очень люблю и хорошо знаю Библию, но в библейских метафорах и притчах склонен видеть не осуждение информационных технологий, а их восхваление…»
  38. Не искажённая ортодоксальной догматикой расшифровка библейских метафор позволяет расслышать в них гимн Божественным информационным технологиям; глубокое понимание фундаментальных основ музыки стимулирует поиск Божественной гармонии между её „матемой“ и „поэмой“; чёткое осознание того факта, что Информационными полями, регулируемыми Божественными информационными технологиями пронизано всё Мироздание, предписывает эти технологии не демонизировать, а скрупулёзно изучать и эффективно осваивать во Славу Божию…
  39. Согласно ТСК, весь человеческий организм — это сложнейшая информационная система, в которой задействованы различные регулятивные механизмы, и втом числе особенно важный в контексте АГП механизм нейроэндокринной регуляции:
    «I. Организм человека с его генетическим аппаратом, нервной, эндокринной, иммунной, гуморальной и другими системами представляет собой одну единую, чрезвычайно сложную и развитую информационно-сетевую структуру (INS), находящуюся под постоянным экзобиологическим контролем со стороны Эволюционно Направляющих Сил (ЭНС).
    II. В INS входит также и полный комплекс всей человеческой психосферы, которая функционирует на основании хотя и ясно людьми не осознаваемых, но вполне реальных, то есть достаточно хорошо поддающихся научной верификации и субстанциональной идентификации специфичных кодовых механизмов, имеющих в организме каждого человека свой точно обозначенный физиологический субстрат.
    III. Наряду с контролем экзобиологическим, каждый человек подвергается со стороны ЭНС также и контролю экзопсихологическому, осуществляемому именно таким образом, чтобы люди могли с максимальной эффективностью модифицировать и совершенствовать своё эволюционное развитие, в первую очередь - этическое.» (Арам Энфи, «Теория Сущностного Кодирования», Монография, Москва, 1991 г.).
  40. Всем тем людям, которые, считая информационные технологии изначально «порочными» и «обвиняя» их во всех смертных грехах, тратят силы и время на «борьбу» с этими технологиями, следовало бы заняться делом гораздо более полезным — научиться, наконец, этими «порочными» технологиями адекватно и максимально эффективно пользоваться во благо Искусства и Духовности.
  41. Так, например, Пифагор был абсолютно уверен в том, что «земная» музыка является проявлением Космической Гармонии Сфер, и по этой причине звучание возвышенной «человеческой» музыки способно создавать такой же гармонический порядок во внутреннем мире человека, какой «мировая музыка» («musica mundana») создаёт в Космосе.
  42. «Все, что осуществляется по велению Творца в небесных и земных делах, не осуществляется без предусмотренного этой наукой — музыкой». Кассиодор, 487—578, «Основы божественных и светских наук, или Институции».
  43. «И по свидетельству Боэция, среди семи свободных искусств музыка занимает первое место, ничто не пребывает без нее. Говорят, что сам мир создан гармонией звуков и само небо развертывается под мелодию гармонии. Среди всех наук музыка является наиболее достойной похвалы, царственной, приятной, радостной, достойной любви, ведь она делает человека благоразумным, приятным, царственным, радостным, достойным любви.», Магистр Ламберт. Трактат о музыке, XIII в.
  44. С точки зрения крупнейших мыслителей всех времён и народов, звук и ритм — фундаментальные понятия и основа мироздания. Выдающиеся творцы, деятели науки и культуры, всегда интуитивно чувствуют, что всё творение основано на «математической формуле» гармонии и ритма.
  45. Музыка является универсальным человеческим языком. Она способна обходить логические и аналитические фильтры сознания и устанавливать прямой контакт с проникновенными чувствами из глубин души, памяти и воображения.
  46. Конфуцию приписывают следующий знаменитый афоризм: «Если хочешь узнать, благополучно ли обстоят дела с правлением какой-то страны и здоровы ли её нравы, то прислушайся к её музыке.»
  47. Представление об этосе музыки — важная составляющая часть античного мировоззрения: «Мы утверждаем, что музыкой следует пользоваться <…> и ради воспитания, и ради очищения…» (Аристотель, Политика, 1341b)
  48. «Мелодия содержит движения, движения эти деятельны, а действия суть знаки этических свойств… музыка способна оказывать известное воздействие на этическую сторону души; и раз музыка обладает такими свойствами, то, очевидно, она должна быть включена в число предметов воспитания молодежи.», Аристотель, «Поэтика»
  49. Ямвлих писал о терапевтической музыке Пифагора так: «И некоторые мелодии были выдуманы для того, чтобы лечить пассивность души, чтобы не теряла она надежды и не оплакивала себя, и Пифагор показал в этом себя большим мастером. Другие же мелодии использовались им против ярости и гнева, против заблуждений души. А были еще мелодии, которые умеряли желания». Ямвлих, О Пифагоровой жизни / Пер. с древнегреч. И. Ю. Мельниковой. — М.: Алетейа, 2002.
  50. Греческие и римские философы и теоретики музыки приписывли важнейшим категориям гармонии (родам мелоса, видам октавы и ладам), ритмам и тембрам (конкретных музыкальных инструментов) этические характеристики.
  51. В состоящем из пролога, трёх книг и эпилога трактате «О музыке» неоплатоника Аристида, особое внимание уделено этосному, то есть нравственно-воспитатательному значению музыки.
  52. Один из самых знаменитых музыкальных трактатов всех времён, «Основы музыки» Боэция, открывается главой «О том, что музыка нам естественно присуща, и о ее способности возвышать или портить нравы» (А. М. С. Боэций. Основы музыки / М.: Научно-издательский центр «Московская консерватория», 2012, с. 3)
  53. «Музыка теснейше связана с числом, числовыми отношениями, математикой в целом и ее отдельными теориями. Только идеальность численных отношений можно сравнить с эйдетической завершенностью музыкальных образов… Математика логически говорит о числе, музыка говорит о нем выразительно… Музыка — это жизнь Числа во Времени». Алексей Фёдорович Лосев, «Музыка как предмет логики»
  54. «Те, кто описывает музыку как нечто, имеющее отношение к форме и материи, говорят, что она — наука о числе, отнесенном к звукам.» Иоанн де Грокейо, трактат «О музыке» (De musica, около 1300)
  55. «Музыка есть бессознательное упражнение души в арифметике.», Лейбниц Г. В., Сочинения, в четырёх томах. Серия: Философское наследие. М.: Мысль, 1982—1989.
  56. Австрийский музыкальный критик XIX века, профессор теории, истории и эстетики музыки Венского университета, автор трактата «О музыкально-прекрасном», Э. Ганслик, исходя из идеалистической философии Иммануила Канта, считал музыку особой формой духовной деятельности, и на основании этой идейной посылки противопоставлял музыку всем другим видам искусства. Пытаясь объединить «эстетику чувства» и «эстетику числа», Ганслик задался целью создать «эстетику чувства числа».
  57. Исключительно в русле теологии, эзотерики и мистики философствовали также и пионеры электронной музыки: вспомним «универсальную музыкальную религию» Штокхаузена, идею «музыкального психополя» Кейджа и т. д. Но все подобные идеи были ещё достаточно сырыми, расплывчатым, а в ряде случаев даже и заведомо симулятивными…
  58. Сущностное воздействие музыки связано с чакральным циклом, сущностным гормональным кодированием и геномной активацией «дремлющих» эволюционных программ.
  59. К таким понятиям относятся: адекватные современным музыковедческим реалиям определения «симфоническая музыка», «квазисимфоническая музыка», «класс орга́нов», «симфо-электронный орга́н», «тамброведение», «сонорный анализ», «сакральная акустика», «кодировочно-цифровая партитура», «кодировочно-цифровая эстетика», а также целый ряд новых психолого-философских понятий: «этические уровни», «эволюционная этика», «дремлющие эволюционные программы», «экзопсихологический контроль», «геномно-гормональное взаимодействие», «витальная информационная система», «сущностной код», «код духовного чина», «сущностная психонейроэндокринология», «сущностной нейроэндокринный статус», «сущностной R-Е нейропроцессинг», «матрицы сущностных стандартов», «детектор сущностных ошибок» и др.
  60. Тут, конечно, само собой подразумевается, что изначально сопоставимым при таком сравнении должен быть и уровень творческой одарённости композиторов и мастерский уровень владения ими соответствующими технологиями создания музыки.
  61. Музыка и цифровые технологии (монография), публикация Арт-гуманитарного Центра — Москва, 2003 г.
  62. В функционировании такого АЦП-биоинтерфейса человеческого организма, представляющего собой безумно сложную информационную систему, наряду с корой головного мозга, несомненно принимают участие и его железы внутренней секреции — эпифиз, гипофиз, гипоталамус — которые продуцируют гормоны и другие нейромедиаторы, принимающие самое непосредственное участие в нейроэндокринных процессах, связанных с феноменом сущностного кодирования.
  63. На примере АЦП (и ЦАП) мы имеем модель такого преобразования в организме, которая, разумеется, является несравненно более сложной, точной и тонкой, использующую иные коды (в том числе — «6»-«9») и т. д.
  64. Час музыки может быть сохранен на стандартном компакт-диске с использованием около 6 миллиардов двоичных разрядов (битов) или порядка 750 тысяч 8-ми битных кодовых цепочек (байтов). Кодами фиксируются абсолютно все музыкальные параметры: высота звуков, их длительность, громкость, тембр, все элементы нюансировки, вибрато, портаменто и т.д
  65. Хотя точно также, как в традиционной музыке можно говорят о «красоте и гармоничности» нотной партитуры музыкального произведения, в электронной музыке можно говорить о «красоте и гармоничности» партитуры кодировочной.
  66. Австрийский музыкальный критик XIX века, профессор теории, истории и эстетики музыки Венского университета, автор трактата «О музыкально-прекрасном», Э. Ганслик, исходя из идеалистической философии Иммануила Канта, считал музыку особой формой духовной деятельности, и на основании этой идейной посылки противопоставлял музыку всем другим видам искусства. Пытаясь объединить «эстетику чувства» и «эстетику числа», Ганслик задался целью создать «эстетику чувства числа»
  67. Так, абсолютно все параметры музыки, созданной на цифровых синтерезаторах (высота звуков, их длительность, громкость, тембр, все элементы нюансировки, вибрато, портаменто и т.д) сразу же кодируются в соответствии с MIDI-протоколом.
  68. Как говорит Арам Энфи: «Это сложно объяснить неспециалисту, но тому, кто профессионально занимается серьёзной электронной музыкой, всегда понятно, почему его выбор безошибочно падает, например, именно на данный конкретный тембр, а не на какой-либо другой из тысяч возможных…»
  69. Сегодняшние стандарты записи цифровой музыки обеспечивают такое качество её звучания, что дальнейшее его повышение человеческое ухо воспринять уже не в состоянии.
  70. Основным критерием адекватности технологии, использованной при создании тембров музыкальных звуков, художественная ценность создаваемых тембров, собственно говоря, и является. Именно эта художественная ценность успешность работы в данной сфере и определяет.
  71. К таким методам звукосинтеза относится, в частности, используемых в синтезаторах фирмы «Yamaha» FM-синтез. Этот метод частотной модуляции позволяет из минимального числа синусоидальных генераторов (в FM их принято называть операторами) получить сколь угодно сложные и богатые тембральные спектры. Примечание: В качестве другого вида звукового синтеза можно указать на так называемый фрактальный синтез, в основе которого лежит построение графических фракталов. Этим методом можно получать интересные тебральные «пятна», которые имеют сложный спектр и стремительно изменяются во времени.
  72. «Культура тембра, развиваясь, сделает ненужным оркестр, ибо возможность композиторского общения с тембром без инструментов в их обычном виде, а с помощью электрифицированных приборов, открывает небывалые перспективы... Когда-нибудь композитор просто и удобно сможет записать свои идеи, не думая об исполнителях, оркестре, инструментах, а имея дело непосредственно с беспредельным миром звукотембров, и к его услугам будут соответствующие аппараты». Б. Асафьев, «Музыкальная форма как процесс», 1947 г.
  73. Тембр того или иного звука определяет именно набор его спектральных составляющих, и если владеть механизмом цифрового создания этих спектральных составляющих, то возможности по конструированию новых тембров становятся неисчерпаемыми.
  74. В контексте цифровой музыки тембр начинает мыслиться и восприниматься именно как некая кодировочно-цифровая структура.
  75. Арам Энфи, Век электронной музыки, журнал «Звукорежиссёр», № 6 за 2003 год С. 54-58
  76. Авторский курс Арама Энфи «тамброведение» в официально утверждённой программе преподавания дисциплины «Симфоэлектронная музыка» (Министерства Образования и Науки Российской Федерации, Санкт-Петербург, 2011 год).
  77. А. Энфи «Симфо-электронная музыка — приоритет России», «Педагогика искусства», № 3, 2012 год.
  78. Это становится очень хорошо видно при работе над музыкальным оформлением видеосюжетов имеющих выражено современную тематику: сюжеты эти по-настоящему «оживают» только в том случае, если в качестве их музыкального оформления используется музыка, имеющая выражено электронную специфику.
  79. На приведённом шумерском (возрастом в несколько тысяч лет) барельефе человек с крыльями (ангел, гений) держит в правой руке сосновую шишку, которую он прикладывает к затылку стоящего перед Древом жизни бескрылого человека - приблизительно к тому месту, где в головном мозге находится шишковидная (пинеальная) железа, т.е. эпифиз. В левой руке, на которой видны часы, ангел держит сосуд с чистой водой, предназначенной для защиты бескрылого человека от злых сил, препятствующих вкушению человеком плодов бессмертия с Древа жизни… Вся эта символика прямым и непосредственным образом соотносится с той ролью приёмника-передатчика экзопсихологических сигналов-команд, передающихся по Каналу Чистой Совести, которую эпифиз играет в контексте ТСК... К механизму шестерично-девятеричного сущностного кодирования определённое отношение имеет также и шумерская математика с её шестеричной системой нумерации...

Ссылки[править]



Aram enfi ethic estet raf mid.png

КОНЦЕПТ ДИСТАНЦИОННОГО ПРЕПОДАВАНИЯ УЧЕБНОГО КУРСА «СИМФО-ЭЛЕКТРОННАЯ МУЗЫКА»
(«SYMPHO-ELECTRONIC MUSIC», DISTANCE LEARNING CONCEPT)